Блог осознанного мотокроссменаПрочее → "Фармацевтическая и продовольственная мафия" (в сокращении).

Тот, кто тратит свои деньги на приобретение медикаментов, должен быть совершенно уверен, что это даст хороший результат.

Следовательно, возникает вопрос, каково соотношение между стоимостью лекарства и результатом лечения для среднего гражданина Швейцарии, издержки которого на приобретение лекарств, возросли до 80 %, и который, кроме того, оплачивает свою медицинскую страховку и доверят своё здоровье лечебным учреждениям страны?

Ответ на этот вопрос можно найти в статистических данных Федерального бюро статистики в Берне, который приводит показатель смертности в результате заболеваний. Чтобы дать точную оценку представленным данным, нужно учитывать уровень изменения численности населения страны.

Ниже приведены цифры, отражающие изменение численности населения страны:
Годы    Население
1910    3 753 292
1930    4 066 400
1990    6 837 687


Население Швейцарии с 1910 г. по сегодняшний день даже не удвоилось, а с 1930 г. по 1990 год увеличилось, примерно, на 50 %.

Арифметика достаточно проста: если в 1930 г. 10 пациентов умирали от болезни X, то в наши дни должны были умирать 15 человек, если бы ситуация оставалась неизменной, и менее 15, если бы она значительно улучшилась. В данном случае улучшение ситуации означает, что пациенты имели в своём распоряжении такие лекарства, которые способствовали их излечению, и не умирали от болезни X.

Если сравнить 1910 г. с 1990 г. и предположить, что 10 пациентов умерли бы в 1910 г. от какой-либо болезни, тогда сегодня 19 или 20 человек должны были бы умереть, если бы ситуация продолжала оставаться неизменной, и менее 20 пациентов, если бы ситуация значительно улучшилась. Официальные статистические данные, опубликованные в Берне, дают совершенно иную картину того, что произошло.

В 1910 г. в Швейцарии умерли от рака 4349 человек; в 1960 г. — 16 740, а в 1991 г. их число возросло до 16 946 человек. Данные 1992 г. нам неизвестны. Это означает, что по отношению к росту числа населения число умерших по причине раковых заболеваний в 1990 г. должно было бы составлять, примерно, 8600 человек, если бы ситуация оставалась на уровне 1910 г., и менее 8600, если бы ситуация улучшилась, по сравнению с 1910 г.

За период более чем 80 лет смертность больных раком увеличилась вчетверо, а по отношению к числу населения удвоилась, и это несмотря на большие успехи в области медицины, базой для эволюции которой являлись опыты, проводимые на животных. Если мы обратимся к данным за 1930 г., то найдём впечатляющие тому подтверждения.

Действительно, в 1930 г. 5696 человек умерли от рака (5994, если ещё учесть случаи лейкемии и доброкачественных опухолей с летальным исходом); в случае неизменной ситуации (население увеличилось за 60 лет, примерно, на 50 %) в 1990 г. должно было, вследствие онкологических заболеваний, умереть примерно 9 тыс. человек и менее 9 тыс., если бы ситуация значительно улучшилась. Большое число (16 740) умерших от рака в 1990 г. свидетельствует о том, что смертность от раковых заболеваний стала постоянно прогрессирующей величиной, в чём мы убеждаемся при анализе смертельных случаев в промежуточные периоды времени.

После внедрения в лечебную практику химиотерапии, это стало более заметно, хотя магнаты химической индустрии и научные исследователи регулярно заявляли о том, «что наконец-то найдены новые эффективные лекарства для лечения раковых опухолей».

В результате процесс выкачивания денег под новые научно-исследовательские программы для борьбы с раком, «которые должны, наконец, одержать победу над болезнью века», продолжался. В состоянии ли подобные научные исследования одержать победу над болезнью века, ясно показывают приведённые статистические данные. По соотношению к приросту населения, многие типы раковых заболеваний поражают сегодня в 8 раз больше больных, чем в предшествующие годы.

Число смертных случаев сначала утроилось, затем увеличилось вчетверо, а впоследствии — впятеро. Подобная картина наблюдается и в отношении других болезней: прогрессия — ужасающая. Самое лучшее, на что мы можем надеяться, — это ожидать удвоения числа смертных случаев, разумеется, по отношению к тому же числу прироста населения.

Число смертных случаев, вызванных сердечно-сосудистыми и церебрально-сосудистыми заболеваниями, удвоилось, в том числе, связанных с сахарным диабетом, психическими заболеваниями, ревматизмом и поражением костно-мышечных тканей. В то время, как число зарегистрированных умерших в результате болезни Паркинсона, увеличилось в 4 раза, а среди страдающих бронхиальной астмой — в 3 раза и т. д. Число умерших в остальных случаях осталось неизменным, и это ещё раз подтверждает то, что, если медикаменты и не убивают или не представляют собой какой-либо опасности, то всё же, остаются паллиативными средствами (временное облегчение), не способными ни облегчить страдания, ни исцелить.

Между тем, появляется новый вид неблагоприятных и смертельно опасных болезней: например, ятрогенные заболевания, порождённые научными исследованиями, о которых прежде никто ничего не знал. Рынок по производству лекарств постепенно расширяется, такая же тенденция наблюдается и в других странах.

В 1992 г. экспорт медикаментов из Швейцарии достиг уровня 10,4 млрд. швейцарских франков, в то время, как импорт составил около 3 млрд. швейцарских франков. В 1992 г. тремя транснациональными компаниями Siba, Roche и Sandoz, заключены торговые договора только по одному сектору фармацевтических препаратов на сумму более 21 млрд. швейцарских франков.

В том же году эти компании инвестировали в научно-исследовательские работы и расширение производства новых лекарств 3775 млрд. швейцарских франков, что составляет 18 % от общей суммы остальных коммерческих сделок. Фармацевтическая промышленность обогащается за счёт получаемых миллиардов, но эти астрономические суммы не могут гарантировать высокого лечебного эффекта от выпущенных на рынок лекарств.

Зато, при рассмотрении статистических данных, можно найти доказательства тому, что число смертных случаев в результате болезней, на исследование которых затрачены большие средства, за последнее время значительно увеличилось. Нужно быть поистине большим оптимистом, чтобы сказать, что в результате почти векового эксперимента на животных мы скатились до исходной точки, с которой начался длинный путь; в действительности, человечество далеко отступило назад и регресс продолжает свой пагубный марш.

Сегодня чаще всего умирают вследствие неправильного приёма лекарств и по причине болезней, которые в течение века изучались на животных. Но, за это время человечество не научилось даже проверять лекарства и, совершенно очевидно, что большинство их приводят сегодня к гибели чаще, чем в прошлом. Эксперты констатируют, что мы являемся свидетелями чистого провала исследований, основой которых был эксперимент на животных. Подтверждается также и то, что эти исследования никогда не служили интересам здоровья человека, а, скорее всего, личным интересам тех, кто их проводил и поддерживал.

Однако, такое исследование, как вивисекция, оплачивается из кармана налогоплательщика, которого ставят в положение вынужденной оплаты губительного исследования, приносящего такие серьёзные убытки. Любопытно сравнить количество погибших в результате несчастных случаев с таким же количеством умерших в результате заболеваний. В 1930 г. 4142 человека погибли вследствие несчастных случаев (аварии, убийства, самоубийства и по другим, не уточнённым, причинам); в 1991 г. число погибших составило 5338 человек. В сравнении с приростом населения, количество погибших в результате несчастных случаев уменьшилось приблизительно на 85 %, несмотря на значительное повышение интенсивности дорожного движения и осуществление регулярных рейсов гражданской авиации.

То, о чём говорилось выше, свидетельствует о существовании лечебной системы, базирующейся на фальсификации, злоупотреблении доверием и мошенничестве.

В своей монографии «Фармацевтическая и продовольственная мафия» доктор Л. Броуэр, нисколько не колеблясь, разоблачает это мошенничество на основе неоспоримых фактов. Он доказывает, что современной медициной руководит небольшая, но всемогущая группа олигархов, стоящая во главе крупных химик-фармацевтических компаний, которой удаётся, благодаря колоссальным финансовым средствам, подбирать нужное правительство, политиков, глав лечебных учреждений. Современные законы позволяют проводить опыты на животных без обезболивания. Они уже вступили в силу по настоянию тех, кто извлекает из этого значительную прибыль. Медикаменты, вакцины, продукты потребления, представляющие опасность, поставляются и реализуются на рынках через подкуп должностных лиц, несмотря на имеющие место несчастные случаи.

Пациент или потребитель оказывается перед лицом настоящих лобби, или групп принуждения, о существовании которых он даже не подозревает, но которые над ним доминируют на протяжении всей его жизни. Доктор Л. Броуэр изобличает их и называет такими, какими они есть на самом деле, и за что они должны нести ответственность. Читать эту книгу — это словно увидеть в зеркале правду, которую от нас скрывает лицемерие властей и государственной цензуры, это значит — самому разобраться в том, что же происходит на самом деле за кулисами тайных сделок, тщательно скрываемых от общественности, это значит — понять, как нужно защищаться.

Эта книга достойна того, чтобы её прочитали, как можно больше людей, насколько это возможно, так как знать настоящую правду — это долг и ответственность современного цивилизованного человека.


***
Вопреки сложившемуся у вас мнению, эта монография написана не с целью борьбы с аллопатической медициной и её критики.

Я старался оставаться объективным. У меня не было желания высмеивать многочисленный медицинский корпус, уверенный в своём высоком предназначении, увязший в совершённых ошибках, которые могут привести его к полному исчезновению.

Этот медицинский корпус уже потерял своё человеческое лицо, но остаётся при этом высокомерным и агрессивным, и заслуживает больше сожаления, чем порицания. Он замкнулся в самом себе, что частично объясняет тот образ, который он сам себе создал, переходя от корпоративных объединений, что было ему всё время свойственно, к широкому промышленному производству, в котором каждый видит себя частицей производства и что соответственно отражает его специфику. Подобная оценка больше всего подходит к терапевтам, как наиболее многочисленной категории врачей этого медицинского корпуса, а также к некоторым хирургам. Терапевты, как бедные предки этого медицинского корпуса, находящиеся сейчас в постоянном поиске какой-то ... лечебной истины, являются сторонниками ошибочных и опасных лечебных методов. Капиталистическая система, создав все предпосылки для установления единой монополии лабораторий, надеялась, что лаборатории постепенно начнут исчезать, растворившись в мелких кабинетных группах, или постепенно начнут попадать под контроль государственных органов. Этого момента следует опасаться, так как уход за больными может полностью прекратиться, как будто бы эти несчастные приходят не за лечебной помощью, а в приют за своей похлёбкой. Убедительным доказательством этому может служить ситуация, сложившаяся в Испании и Великобритании. Подобная ситуация имеет и оборотную сторону медали, так как нужно признать, что до сегодняшнего дня пациенты были в более выгодном положении, находясь под опекой органов социальной защиты, которые предоставляли больным 100 % компенсацию за консультации, процедуры, обследования и лекарства. И это в условиях либеральной системы, позволяющей увеличение количества консультаций, обследований и приобретаемых лекарственных препаратов!

С помощью социальной защиты отдельные пациенты, постоянно получающие помощь в порядке социального обеспечения, стали злоупотреблять предоставленным им правом получения лечения по самым низким ценам. А от подобного безответственного поведения пострадала преобладающая часть населения страны. Как медицинский корпус, так и фармацевтические лаборатории, аптекари и свободно практикующие медики хорошо нагрели руки на подобной ситуации. Вполне вероятно, что такая идиллическая ситуация не могла продолжаться длительное время. В течение 2–3 лет государство стало принимать меры по сокращению размеров выплат за оказанные медицинские услуги и приобретённые медикаменты. Бывшие постоянные пациенты вынуждены теперь тратить свои собственные средства и намного реже посещать врачей, что ещё больше обострило современный кризис медицинской отрасли, которая начала перепрофилироваться, стала более некомпетентной и допускающей серьёзные ошибки при лечении.

Медики-аллопаты, в конечном итоге, станут жертвами двух обстоятельств. С одной стороны, капиталистической системы, поддержавшей монополию лабораторий и создающей условия для падения спроса, как на эту категорию врачей, так и на их профессию в целом, с другой — неизбежного сползания к одному из видов коллективизма, противоположности либерализму, который подрывает основы государственности и коллективизма. Таким образом, следует полагать, что натуральная медицина, альтернативная или нетрадиционная, авторитет которой сильно возрос в последние 10 лет, будет и в дальнейшем преуспевать, по сравнению с аллопатической медициной.

Настоящая монография, по сути, представляет собой произведение, направленное на борьбу против фармацевтических лабораторий.

Из-за финансовых соображений, невозможно издать книгу, содержащую более чем 400 страниц текста, цена которой была бы доступной широкому кругу читателей. Если бы это было возможно, монография состояла бы более чем из 600 страниц. Действительно, чтобы рассказать обо всех практических делах производителей лекарственных препаратов, обо всех несчастных случаях за последние 20 лет из-за употребления опасных медикаментов, потребовалось бы более чем 400 страниц. А ведь, лекарства, прежде чем попасть в реализацию, получили соответствующее разрешение. Полный список медикаментов, употребление которых уже привело к несчастным случаям и которые были изъяты по этой причине из употребления, представляется трагическим фактом.

Такой трагический исход от употребления отдельных лекарств стал настоящей сенсацией, это было широко освещено в средствах массовой информации. И, несмотря на это, непомерно длинный перечень опасных лекарств уже запущен в оборот.

Они приводят к фатальному исходу постепенно, их последствия ещё неизвестны, а потому и не вызывают никакого интереса у прессы. В моей книге «Чёрное досье синтетических лекарств» (издательство «Анкр», 1990 г.) я ссылаюсь на исследования, сделанные по 330 химическим субстанциям, входящим в состав 1400 патентованных лекарств.

Когда известно, что на рынок лекарств поступило более 10 000 наименований лекарств, в том числе больше 1000 различных пилюль, тогда легко можно понять, что более глубокое исследование потребовало бы многих лет работы и вызвало бы необходимость написания многочисленных томов научных трудов.

В качестве заключения, я хочу, чтобы вы хорошо усвоили следующее:
1) Все медикаменты должны рассматриваться как потенциально опасные;
2) Производители лекарств руководствуются исключительно получаемыми от продажи доходами;
3) Аллопатическая медицина полностью зависит от фармацевтических лабораторий;
4) Лаборатории и аллопатическая медицина находятся под государственной защитой, так как их интересы во многом совпадают;
5) Любое научное открытие в области общей медицины или внедрение нового оборудования в этой сфере работает на систему, созданную тремя партнёрами (лаборатории, аллопатическая медицина, государство), и обречено на неудачу, даже если оно признано самым эффективным.

Ради поддержки этой системы, трое партнёров идут на сокрытие результатов испытаний или лечения, на постоянную дезинформацию широкого круга населения, крупные махинации, стараясь таким образом избегать давления со стороны специальных групп, составленных из сотрудников общественных учреждений, журналов, прессы, телевидения, университетов и других научных изыскателей. Многие находят в этом свою выгоду, кроме тех, кого всё это касается непосредственно: больных и общества в целом. Можно согласиться с тем, что общество западного типа, несмотря на высокий уровень цивилизации, пребывает в состоянии приверженности к необычным явлениям и извечной веры в чудеса. Больной ожидает от лекарства чуда, рассматривает его, как магическое вещество, которое должно вылечить немедленно.

При этом он, не делает над собой никаких усилий, чтобы понять причины своего недуга и приступить к его лечению природными средствами, которые требуют большей затраты времени и больше терпения. Подобное потребительское общество бесповоротно движется к своей гибели, так как оно способствует появлению следующих категорий населения:
1) Больных, состояние которых неуклонно ухудшается вследствие постоянного приёма опасных для здоровья медикаментов;
2) Личностей, которые становятся больными в результате потребления транквилизаторов и антидепрессантов, вакцин и антибиотиков, угнетающих иммунную систему;
3) Родителей, которые передают своим детям гены, подвергнутые действию токсичных субстанций и различных вакцин. Таким образом, эти родители поставляют обществу хрупких существ, а также физических и умственных инвалидов, которых становится бесчисленное множество, и которые представляют собой значительное бремя для общества.

Продовольственная индустрия также принимает непосредственное участие в перерождении рода человеческого из-за технологического применения опасных химических веществ, внося дополнение к медикаментозному отравлению. Эти два источника опасного загрязнения ведут к созданию «взрывоопасного коктейля», который, в свою очередь, способствует быстрому распространению раковых заболеваний, а также других опасных болезней, ещё не открытых за 50 последних лет, излечение которых не по силам никакой медицине.


***
К несчастью аллопатической медицины все неприятности для нее начались еще в 70-х годах. В 1971 г. безобидный анальгетик парацетамол явился причиной госпитализации более чем 1500 человек в Великобритании.

В США препарат орабилекс вызвал тяжелые заболевания почек с летальным исходом. Метаквалон унес в могилу 366 человек. Хлорамфеникол явился причиной ряда психических расстройств и вызвал смертельный исход у нескольких тысяч пациентов. В 1973 г. аэрозоль изопротеренол, изготовленный в Англии, был изъят из продажи только после того, как после его приема умерли 3500 больных, страдающих астмой. Осенью 1975 г. итальянские службы охраны здоровья запретили трилерган, который вызвал гепатит со смертельным исходом. В 1976 г. лаборатории Salvoxil-Wander, принадлежащие к швейцарской группе Sandoz, прекратили продажу фламанила, предназначенного для борьбы с ревматизмом, который вызывал обмороки у пациентов. В том же 1976 г. в Великобритании лаборатория ICI заявила, что она готова выплатить всем пострадавшим, в том числе и семьям умерших пациентов, ущерб, причиненный ералдином, кардиотоническим средством (стимулирующим деятельность сердца), который сильно ухудшал зрение пациентов и вызывал нарушение функции пищеварительного тракта. Прием ералдина повлек за собой множество смертных случаев. В течение лета 1977 г. компания Ciba Geigy Corporation сняла из продажи в США фенформин, который на протяжении 18 лет назначался больным диабетом. Этот препарат ежегодно уносил из жизни около 1000 больных.

По этому поводу следует заметить, что фенформин был снят из продажи во Франции только 31 мая 1978 г. по решению министра здравоохранения. То есть приблизительно через 8 мес. после принятия решения американской стороной. Реализацией этого лекарства на протяжении 13 лет занималась лаборатория Roger Bellon — изготовитель инзорала.

Этот препарат был разработан на основе фенформина и продавался в аптеках Франции. Подобное решение министра было принято только после того, как на этом настояла Комиссия по фармакологическому надзору. Таким образом, поскольку этот медицинский препарат реализовывался в торговой сети в течение 13 лет, то есть с 1964 г., то значительное количество больных диабетом испытали очень серьезные нарушения обмена веществ, вызванные приемом этого бигуанида. В 1977 г. препарат был изъят из продажи не только в США, а и в Канаде и Норвегии. Как можно объяснить тот факт, что лаборатория Roger Bellon, которой было хорошо известно о прекращении продажи этого лекарства в других странах, продолжала реализовывать его через торговую сеть своей страны, хорошо зная о его пагубном влиянии на больных диабетом? Можно также говорить о пондерал-ретарде, препарате для подавления аппетита, вызывающем сильное нервное расстройство. К числу негативно действующих на организм медикаментов можно также отнести примодоз-аменорон, бендектин и дебендокс, повторивших трагическое действие талидомида и вызвавших рождение в США и Англии младенцев с физическими уродствами. Прелюдии и макситон, использующиеся в качестве стимуляторов функции центральной нервной системы и для подавления аппетита, были также сняты с реализации, так как их употребление приводило к серьезным сердечно-сосудистым и нервным заболеваниям.

В 1970 г. пронап и плаксин, два седативных средства, были сняты с рынка, так как они вызвали смертные случаи в Африке среди детей. Фенацетин, входящий в состав более чем 200 разновидностей лекарственных препаратов, вызывал нарушение и внезапное прекращение функции почек, образование почечных опухолей и гемолиз крови. Резерпин, антигипертензивное средство, втрое увеличивает опасность возникновения рака молочной железы, считается фактором риска образования рака поджелудочной железы, мозга, кожи, шейки матки и яичников. В 1983 г. на рынке продолжалась реализация более 14 наименований лекарств на основе резерпина. К 1986 г. их осталось в продаже только 5, а к 1993 г. — только одно. Амидопирин и норамидопирин принадлежат к группе анальгетиков и входят в состав большого количества лекарственных препаратов.

Они стали причиной такого заболевания, как агранулоцитоз (синдром, характеризующийся отсутствием гранулоцитов в периферической крови или уменьшением их количества ниже 750 в 1 мкл), вызвавшего смертные случаи. Возникновение агранулоцитоза не связано с дозой. Это заболевание может возникать и при такой минимальной дозе, как 1/2 твердой дозированной таблетки. Оно непредсказуемо. В 1983 г. на рынке реализовывалось 12 лекарственных препаратов, содержащих норамидопирин. К 1986 г. их число уменьшилось до 9.

Министр здравоохранения Симон Вайль 22 июля 1976 года вынуждена была издать распоряжение о регистрации этих двух медицинских препаратов во втором разделе таблицы «С» (в разделе очень токсичных субстанций), где они до этого не фигурировали. А такой препарат, как, например, опталидон, в состав которого входил норамидопирин, начал реализовываться на рынке еще в 30-е годы. Сколько больных погибло в результате его употребления до 22 июля 1976 года, когда мы знаем, что оно применялось в течение нескольких десятков лет?

Фениндион, антикоагулянт, вызывал нарушения функции почек и печени и возникновение таких заболеваний, как острый панкреатит (воспаление поджелудочной железы), агранулоцитоз со смертельным исходом. После того как в течение 30 лет произошло большое количество инцидентов со смертельными исходами, висмут, входящий в состав большого количества лекарственных препаратов, наконец-то попал в постановление от 28 марта 1977 года, регламентирующее его прописывание пациентам.

Хотя это должно было случиться намного раньше, так как этот препарат был отнесен во второй раздел таблицы «А», раздел токсичных субстанций, еще 11 февраля 1975 года! Висмут, вызывая психические расстройства, может привести к коме. В результате его приема было зарегистрировано 28 смертных случаев, а сколько еще не зарегистрированных!

Уретан, прежде применяемый для лечения лейкоза, оказался способным вызывать рак печени, легких и костного мозга.

Митотан, используемый также при лечении лейкоза, оказался причиной развития некроза (омертвения) надпочечников.

Изониазид и ипрониазид, относящиеся к группе антибиотиков, применяемые при лечении туберкулеза, вызывали некроз печени.

В 1978 г. городской трибунал Токио признал виновность трех фармакологических фирм, одной из которых оказалась Ciba Geigy Japan, в реализации на японском рынке медицинских препаратов, содержащих в своем составе клиоквинол.

Это лекарственное средство вызвало появление новой разновидности серьезного нервного заболевания, получившего название «SMON»: подострая миело-оптическая невропатия. Суд обязал руководство фирмы уплатить 133 жертвам 30 млн. швейцарских франков в качестве возмещения нанесенного им ущерба.

Это был первый из двадцати начатых судебных процессов, который был возбужден группой пострадавших в результате приема лекарственного препарата, и, как вскрылось в ходе судебного разбирательства, не имеющего никакой лечебной ценности. Чтобы привлечь внимание к вредным свойствам клиоквинола, Японии потребовалось 1000 смертных случаев своих сограждан, причем 30 тыс. пациентов остались инвалидами, слепыми, с парализованными ногами. И только после этого в таких государствах, как Нидерланды, ФРГ, Швеция, Франция, Дания, Великобритания, Бельгия и в ряде других вынуждены были признать, что уже умершие или инвалиды на всю жизнь стали жертвами лекарственного препарата клиоквинол.

Этот список еще не окончательный, так как приведены только те лекарственные препараты, о которых сообщила пресса.

Другие еще в больших количествах продолжают реализоваться на рынке медикаментов и наносят непоправимый ущерб здоровью пациентов, которые об этом даже не подозревают, не устанавливая никакой связи между причиной и следствием (по этому вопросу обращайтесь к монографии «Чёрное досье синтетических медикаментов», автором которой являюсь я (июль 1989 г., издательство «Анкр»). Мною названы только некоторые из медикаментов, нанесших здоровью пациентов непоправимый ущерб. И в связи с этим можно было бы возразить, что это лишь исключение из правил и что многие лекарственные препараты обладают реальными лечебными свойствами. Если бы это было действительно так, то мы с вами давно бы вступили в эру всеобщего универсального здоровья. И в связи с этим следует подчеркнуть, что ни в одном столетии не было столько болезней, как в наши дни.

Следует вспомнить о такой новой болезни, как СПИД, который, кажется, поражает преимущественно ослабленные организмы, готовящие для этого заболевания благоприятное «поле деятельности» вследствие ослабления иммунной защиты. Какое различие существует между настоящим наркоманом, принимающим сильные наркотики, жизнь которого укорачивается из-за подобного пристрастия, и «наркоманом», принимающим слабые наркотики, свободно продающиеся в аптеках, с большей продолжительностью жизни? В реальности между этими двумя категориями наркоманов существует очень незначительное различие, и только время может быть этому свидетелем. В том и другом случае организм наркомана испытывает расслабляющее воздействие в результате употребления химических субстанций. У первого деградация организма наступает очень быстро, у второго «наркомана» — менее быстро, но конечный результат тот же. Еще никогда санитарная ситуация среди европейцев не была настолько негативной, как сейчас. С начала этого века продолжительность жизни населения старше 50 лет продолжает сокращаться, несмотря на оптимистические утверждения медицины. С 1965 г. продолжительность жизни европейского населения не изменилась, зато смертность лиц в возрасте от 15 до 20 лет ежегодно увеличивается на 2 %. Для лиц в возрасте от 40 до 50 лет за последние годы этот процент в индустриально развитых странах претерпел существенные изменения в сторону увеличения.

Во всяком случае, приведенные данные о средней продолжительности жизни населения Европы отнюдь не означают, что показатель состояния его здоровья хороший. Люди живут дольше, но состояние их здоровья плохое, и с помощью лекарств не удается его восстановить, а во многих случаях оно лишь ухудшается.


***
В течение двадцати лет монополия официальных онкологов Л. Швартценберга, Л. Израэля и Г. Матэ была безгранична и не вызывала каких-либо претензий. Сегодня эти самые онкологи публично заявляют о признании своей вины. История происхождения таблеток сопровождается тенью политических интриг, создававших благоприятные условия для получения громадных финансовых прибылей. Это было ни что иное, как сговор в самом унизительном смысле этого слова между политиками, лабораториями и медицинским миром, давший повод для мирового скандала.

Медицинский корпус не отреагировал на это так, как следовало бы это сделать.
...
Инициаторы производства таблеток, проводя эксперименты на животных, не давали себе отчёта в том, что эстро-прогестатины нарушают физиологический баланс очистительных функций печени. И, наконец, само по себе вызывает настороженность то, что по истечении определенного времени, а это уже известный факт, вследствие продолжения приема противозачаточных средств гормоны роста претерпят существенные изменения. Поэтому этот гормональный препарат оказывает влияние в первую очередь на развитие клеток и на состояние многочисленных клеточных тканей. В случае подобных изменений и нарушений всего клеточного баланса возникают предпосылки для развития онкологических заболеваний. С тех пор как существуют таблетки, какое количество женщин употребило их словно конфеты, не зная механизма их действия и всех последствий их приёма, и сколько из них поплатились своим здоровьем или своей жизнью за употребление противозачаточных средств?

Ответ, увы, прост: многие миллионы во всем мире.

Однако это нисколько не волнует лаборатории, разбогатевшие и продолжающие увеличивать свои прибыли на продаже злополучной продукции. Они достигли своей цели, заставив медиков и женщин поверить в то, что противозачаточные средства не опасны для здоровья. В 1988 г. профессор Жуайе, который был директором Онкологического института г. Монтпелье (Франция), заявил в ходе переговоров в Монако: «Вообще-то, статьи об опасных последствиях применения таблеток появляются в прессе систематически спустя недели или месяцы после опубликования многочисленных противоположных статей, имеющих целью нейтрализовать информацию об опасных последствиях применения таблеток. Эти заказные статьи чаще всего финансируются фармацевтическими лабораториями».

Профессор Анри Жуайе был весьма критичен, когда заявил на страницах журнала «La Recherche» (1988 г., том 19) следующее: «Мошенничество — это ежедневная научная практика в реальной жизни».

Это и объясняет то, что при поражающем количестве статьей, опубликованных в таких престижных медицинских журналах, как «The Lancet», «British Journal of Cancer», «European Journal of Cancer», «Clinical Oncology», указывающих на опасность применения таблеток, другие псевдонаучные и щедро оплачиваемые лабораториями издания продолжают доказывать безвредность таблеток. Влияние законодательства на отношения врачей — добровольное прерывание беременности и его демографические последствия.

(С)

PS:

Одно время (давно) проскакивала новость, что "любовь будут лечить препаратами". По мнению "учёных-фармацевтов", любовь - якобы (био)химия, и хотели выпустить препарат, "лечящий любовью". По состоянию на 2018-ый, оного наркотика осознанному мотокроссмену не нашлось. Но это к лучшему. Почему?
Душа и сердце человека умеет любить без всяких препаратов. Осознанный мотокроссмен (и некоторые конечно) отвечает за свои слова. А выпустив бы (недайбог) препарат, который "лечит любовью", народ его будет скупать пачками и массово принимать внутрь. В итоге, душа и сердце разучатся сами любить, а человек - ощущать и любить ими, ибо их бы вытеснил сие препарат. Будет как в Китае. Правда там был опиум в ходу. А в случае с препаратом, который "лечит любовью" - будет ещё хлеще. Лозунг "Опиум для народа" приобретёт другой окрас и значение.
Запомните: настоящая любовь душой и сердцем - не (био)химия. Тем более, некоторые псейхолухи сами признаётся, что вечная любовь есть, но это и ежу понятно!

PS2:

"Фармацевтика - легализованная наркоторговля. Таблетки всегда предназначены для борьбы со следствием, а не с причиной. Настоящая причина болезни почти всегда кроется где-то в образе жизни или образе мыслей. Но фармацевтическим концернам и их аптекарским дилерам не нужно, чтобы вы устраняли настоящую причину болезни. Здоровый человек - это прямые убытки. Но мёртвый человек - это тоже убытки. Поэтому им нужно, чтобы вы жили, но плохо. С периодами временного облегчения, которое будут приносить вам целебные таблетки. Которых для сохранения эффекта вам нужно будет принимать чуть больше с каждым разом.
Характерная черта [...] цивилизации - любовь к лекарствам, которые опаснее самой болезни" © ВНЕЗАПНО, Павел Дуров.

"Постепенно выходили всё новые и новые препараты, по своему действию всё более смахивающие на наркотики. Психиатры зато теперь могли не опасаться за свою репутацию: «Что? Те таблетки разрушали мозг? Но то были несовершенные. Зато вот вышли другие», и так отмазывались десятилетиями. По современной теории, все нарушения деятельности мозга [якобы] связаны с «химическим дисбалансом», что позволило широко применять химические препараты. Вот краткий список препаратов, которые широко применялись и наделали много шума из-за своих «побочных» эффектов: прозак, паксил, золофт.
Сверхприбыли, получаемые фармацевтическими компаниями, позволили им делиться частью барышей с психиатрами и психологами, чтобы те увеличивали количество рецептов, выписываемых на подобные вещества. Доктора ответили не только выпиской новых рецептов, но и выдумыванием новых диковинных болезней. К примеру, если раньше большая подвижность у ребёнка объяснялась естественными причинами (большое количество энергии с рождения, недостаток отцовских **здюлей...), то теперь это причисляют к болезни под названием «гиперактивность». Дальше — больше. Застенчивость, неумение идти на контакт с людьми, хмурость, мнительность — всё это нынче психические заболевания, подлежащие медикаментозному лечению. Естественно, такой подход позволяет подсаживать на лекарства всё новые и новые миллионы [пациентов]" (С)


ИТРК "Реклама и песня" (организация: 2005-2018, сайт: 2017-2018). Сайт работает на сервере IIS 10.0. По вопросам: EMAIL1 и EMAIL2 .
Для получения статистической информации и нормального функционирования, данный сайт собирает IP-адреса и запросы у всех его посетителей (Федеральный закон РФ от 27-июл-2006 №152-ФЗ "О персональных данных").
Дата создания страницы - 3-апр-2018. Дата обновления страницы - 22-окт-2018.
Яндекс.Метрика
bluegriffon_logo